Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

samara

Екатеринодар - столица Белого Юга


Екатеринодар (который в 1920 году переименовали в Краснодар) в годы революции и гражданской войны как административный центр Кубани играл значительную роль в происходивших событиях. В городе в разные периоды работали ряд советских и несоветских правительств, и несмотря на прошедшие  с тех пор сто лет, сохранилось немало зданий, связанных с этими событиями.
В столицу Кубанской области Екатеринодар революция пришла в марте 1917, в зале 1-й мужской гимназии на заседании городской думы была зачитана телеграмма об отречении императора и переходе власти к Временному правительству. Вскоре начальник области и наказный атаман Кубанского казачьего войска генерал от инфантерии Михаил Павлович Бабич ушел в отставку, его в должности главы региона сменил комиссар правительства депутат Государственной Думы Кондрат Лукич Бардиж.
Collapse )
samara

Военные адреса красной Самары, часть II

В мой прежний пост тогда вошли далеко не все адреса, да и еще кое-какие мне попались позднее. Поэтому в продолжение решил все же еще один пост с дополнениями по теме сделать.
240
Здесь был штаб Интернационального полка
Штаб Интернационального полка и его караульная команда в начале 1919 года находились на Почтовой, 3, в бывшем особняке «пивного короля» фон Вакано. 5-я рота этого полка размещалась на улице Соборной, 155, а его пулеметная команда – на Троицкой, 23.
Collapse )
samara

100-летие взятия Ставрополя-на-Волге

Stavropol
100 лет назад, 15 июня 1918 года, Народная армия под командованием В.О. Каппеля заняла Ставрополь-на-Волге (нынешний Тольятти).
Вот как эти события описывала газета «Самарские Ведомости», № 12 от 23 июня 1918 г.
Последние минуты Ставрополя
В субботу 15 июня в 7 час. утра окрестности города Ставрополь были оглашены орудийными выстрелами. Это приближались самарские народные войска и заграждали путь советским пароходам, готовым к отплытию с ставропольским добром и хлебом. Боясь орудийного обстрела, пароходные команды предложили красноармейцам сойти с пулеметами, дабы не погубить пароходов. Те с радостью исполнили это предложение, забыв прихватить даже пулеметы и ленты. Таким образом пароходы с народной армией прошли беспрепятственно до города.
Collapse )
samara

Приключения итальянского батальона из Самары

Читатели трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам» возможно, припомнят промелькнувшее в сцене банкета в Самаре в романе «Восемнадцатый год» следующее описание итальянца: « За столом находился еще один примечательный иностранец - смуглый, быстроглазый синьор Пикколомини (утверждавший, что это его настоящая фамилия). Он представлял в своем лице несколько неопределенно итальянскую нацию, итальянский народ. Короткий голубой мундир его был расшит серебряным шнуром, на плечах колыхались огромные генеральские эполеты. Он формировал в Самаре специальный итальянский батальон. Правительство разводило руками: «Где он тут найдет итальянцев? Черт его знает», - но деньги давало: все-таки союзники. В буржуазных кругах ему значения не придавали». Думаю, прототипом синьора Пикколомини послужил капитан Андреа Компатанджело, сформировавший в Самаре итальянский батальон «Савойя» и вывезший его по Транссибу на Дальний Восток. Во всяком случае, о других итальянских батальонах в Самаре в 1918 году ничего не известно.
Andrea Compatangelo
Капитан Андреа Компатанджело
Конечно, итальянский батальон в Самаре – это звучит несколько необычно, если не сказать комично. Но чего только не случалось в России в годы революций и гражданской войны, и необычного тоже было достаточно. История итальянского батальона и его похождений в охваченной гражданской войной нашей стране могла бы послужить основой сценария хорошего приключенческого фильма. И кто знает, может итальянцы когда-нибудь и снимут такое кино. Тем более, что у них в стране сейчас возник некоторый интерес к этим позабытым событиям столетней давности, про капитана Компатанджело и его батальон изданы несколько книг .   Ну а нас, жителей Самары, думаю, больше интересует то, откуда в нашем городе в 1918 году взялись итальянцы, да еще и в количестве целого батальона.
Collapse )
samara

Самара - столица Российской Федеративной Демократической Республики, часть III

Сегодня поговорим о «силовом блоке» Российской Федеративной Демократической Республики. Помимо чехословацких легионеров, его составляли Народная армия, Штаб охраны и милиция. Ну, и заодно вспомним о нескольких громких преступлениях того периода, которые были так или иначе связаны с самарскими  «силовиками».
gimnazia
Руководство вооруженными силами РФДР осуществлял Главный Военный Штаб (с 29 июля 1918 – Военное ведомство), который  находился в бывшей гимназии Хованской на ул. Заводской. Управляющим ведомством был полковник (позднее - генерал-майор) Николай Александрович Галкин.
Collapse )
samara

Самарские французы в борьбе с большевиками и друг с другом

За четыре месяца существования Российской Федеративной Демократической Республики не так уж и много побывало в столичной Самаре иностранных дипломатов (а то и просто лиц, выдававших себя за таковых). Так, самарскими греками был избран греческим вице-консулом Г.Д. Михайлов (Михалиди), а г-ну Ин-Ю-нио на правах избранного вице-консула доверили защиту своих интересов японцы и корейцы. Были здесь агент персидского генерального консульства из Москвы Мехти Абасов, английская военная миссия, американские консулы Говард Д. Хэдли и Джордж В. Вильямс, некоторое время в Самаре пребывал помощник военного атташе США майор Хомер Х. Слаутер, являвшийся оперативным сотрудником разведки. Также имелись в городе консулы Украины И.Л. Яковлев и Бочило с неясными полномочиями, да комитеты беженцев из оккупированных австро-германскими войсками российских губерний, претендовавшие на роль представителей в одночасье ставших «независимыми» Эстонии, Латвии и Польши.
Но наибольшей активностью среди иностранных представителей отличались французы.  Достаточно заглянуть в газеты того времени, чтобы это стало ясно со всей очевидностью.
Еще до событий июня 1918 года появился в Самаре Л.Жанно, называвший себя уполномоченным французской военной миссии. Ряд историков советского времени упоминали о его роли в подготовке офицерского подполья Самары к свержению большевиков, но конкретных доказательств этому не приводили. Одновременно Жанно исполнял и обязанности выборного консула Франции в Самаре. Французская военная миссия находилась в доме Субботина на ул. Казанской, 22 (сейчас – ул. Алексея Толстого, 22).
DSCN6432-1
Дом Субботина на ул. Казанской, в котором находилась военная миссия Франции в 1918 г.
Collapse )
samara

Военные адреса красной Самары

Не скрываем ни злобы, ни мщенья,
В дни кровавых и длительных сеч
И не знаем мы слов примиренья
И не мир мы приносим , но меч.
"Красноармейская марсельеза", 1919 г.
Во время гражданской войны Самара была важным прифронтовым центром, имея немалое стратегическое значение. Здесь находились штабы крупных войсковых объединений РККА – военных округов, фронтов, группы войск, армий.
Так, в мае 1918 года в Самару прибыл бывший штаб 1-й армии Северного фронта для переформирования в штаб Приволжского военного округа. Под штаб округа большевиками было конфисковано здание женской гимназии княгини Хованской на пересечении улиц Заводской и Николаевской.
DSCN2921
Бывшая гимназия Хованской
Сама 1-я армия, отведенная большевиками в Ростов Ярославской губернии из Прибалтики после Брестского мира была расформирована вместе со штабом. Но практически все офицеры штаба поступили в РККА, а бывший командующий армией генерал-лейтенант Владимир Владимирович фон Нотбек был назначен военным руководителем Приволжского военного округа.
Collapse )
samara

Агитационный культурно-просветительский отдел Комуча

В первые два месяца деятельности Комитета членов Учредительного собрания агитация находилась в подчинении у военных. Был создан вербовочно-агитационный отдел с сетью агентов на территории, подконтрольной Комучу.
Лишь 30 июля 1918 года своим приказом № 146 Комуч учредил Агитационный культурно-просветительский отдел. Его начальником стал подпоручик Алексей Владимирович Петрович. Разместился отдел на Вознесенской, 84 (скорее всего, сейчас это дом на улице Степана Разина, 86).

DSCN6479-1
ул. Степана Разина, 86 (Вознесенская, 84)
Новый  отдел руководил культурно-просветительной работой и агитацией в частях Народной армии и среди населения. Отдел включал в себя подотделы: организационный, который занимался созданием агитационных отделов в губерниях, уездах, волостях; литературный, который посылал агитаторов на места, организовывал школы пропагандистов, снабжение пропагандистской литературой армии и населения; культурно-просветительный, который ведал открытием библиотек, читален, медицинских пунктов, книжных лавок; военный, который осуществлял вербовку добровольцев в Народную армию. Отделом издавались газеты "Народ", «Халк» («Народ») на татарском языке, а после эвакуации в октябре 1918 г. в Уфу – «Хыпар» («Вести») на чувашском языке.  Отдел также издавал листовки и "Вестник освобожденной России" (вышел один номер тиражом 15 тыс. экз., который распространялся в прифронтовой полосе и на советской территории с использованием аэропланов и курьеров).
Collapse )
samara

Дело «чешской контрразведки». Самарские подростки против Советской власти.

7-8 июля 1919 года Революционный военный трибунал Южной группы армий Восточного фронта рассматривал дело о «чешской контрразведке». Дело было довольно громкое, и зал трибунала был переполнен публикой, главным образом, девушками.
Интерес «слабого пола» к этому процессу был совсем неудивителен - перед трибуналом в качестве главных обвиняемых предстали их ровесники-гимназисты: дети инженера, братья Смирнов Владимир Николаевич и Смирнов Игнатий Николаевич, сын присяжного поверенного Новицкий Лев Тихонович и сын банковского служащего Тарановский Василий Константинович. Еще тремя обвиняемыми были военнослужащие РККА: летчик-фотограметрист управления авиации 4-й армии Бронников Михаил Владимирович, делопроизводитель того же управления Иконников Виктор Васильевич и исполняющий должность делопроизводителя управления авиации Морзон Виктор Александрович.
20 февраля 1919 года находившиеся в состоянии опьянения гимназисты Игнатий Смирнов и Лев Новицкий учинили акт вандализма в отношении памятника пролетарским вождям, установленного на площади Революции, испортив фигуры. При этом Лев Новицкий еще и вырезал на памятнике надпись «бей жидов». Повторный акт вандализма против того же памятника они совершили и в ночь на 8 марта, но были задержаны сотрудниками губЧК. Началось следствие, которое привело чекистов к 13-летнему Владимиру Смирнову. По данным губернской ЧК В. Смирнов еще летом 1918 года сотрудничал с чехословацкой контрразведкой, а в ноябре 1918 предложил брату и его друзьям организовать тайное общество под названием «чешская контрразведка». Своей целью подростки ставили осведомление чехословаков о внутреннем положении в Самаре, о количестве, снаряжении, местоположении и операциях частей Красной армии. Руководителем новой организации стал 15-летний Лев Новицкий. Он созывал собрания для обсуждения и сводки добытых сведений, неоднократно проникал в помещение управления авиации 4-й армии, выкрал секретные карты и приказ от 23 декабря 1918 года, скопировал расположение войск белых и нанес на карту района 4-й армии согласно данным приказа разграничительные линии между частями красных войск, обозначил места расположения авиаотрядов. Кроме того, он же похитил револьвер у политкома управления авиации Швальбе. Василий Тарановский беседовал с красноармейцами и таким путем собирал сведения о численности войск в Самаре, наименованиях частей, количестве и видах вооружений. Владимир Смирнов непосредственно сносился с представителем чехов, неким Арвидом, и передал тому за обещанное вознаграждение сведения, собранные Тарановским. У Игнатия Смирнова хранился переданный Новицким портфель с секретными материалами. После своего ареста Смирновы и Новицкий дали обширные показания, и по этому делу были арестованы 15 человек. Как впоследствии оказалось – невиновные, но до выяснения этого они успели отсидеть по 4 месяца в тюрьме.
Летчики Бронников и Иконников обвинялись в халатном отношении к служебным обязанностям, следствием чего стала кража Новицким секретных карт и приказа. Морзон обвинялся в незаконном хранении револьвера и шашки и хранении орденов.
Были заслушаны показания свидетелей, экспертов – врача-психиатра Валицкого и начальника разведывательного отряда Южной группы Рюганова, защитника Матвеева.
В результате трибунал признал доказанным все предъявленные подсудимым обвинения. Учитывая, что на момент совершения всех действий, Тарановскому и Игнатию Смирнову было по 16 лет, Новицкому – 15, а Владимиру Смирнову и вовсе 13 лет, приговор оказался мягким. Тарановскому был объявлен публичный выговор с отдачей под надзор родителей, братьев Смирновых и Новицкого приговорили к условному расстрелу со сроком в один год и с отдачей под ответственный надзор родителей.
Ввиду недостатка в летчиках-наблюдателях, Бронникова и Иконникова приговорили к 10 годам принудительных общественных работ условно сроком на год, а Морзона к году принудительных работ условно сроком в 6 месяцев. Вещдоки по делу были переданы: карты и приказы – в разведывательное отделение Южной группы, ордена – в Народный Банк, оружие – начальнику артиллерии.
В сентябре 2005 года прокуратурой Москвы все осужденные по делу о «чешской контрразведке»  были реабилитированы.